станица Новощербиновская Краснодарского края
ГЛАВНАЯ О НАС ПОЧТА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

О прошлом

В тридцати километрах от Азовского моря, на правом берегу маленькой степной речушки, в однообразной степной местности, где «нет ни гор, ни текучей реки, ни леса», расположилась моя родная и любимая станица. Основали её черноморские казаки, отделившиеся от куреня Щербиновский и переселенцы - малороссы из Черниговской и Полтавской губерний. Когда-то это была большая и богатая станица с населением около восемнадцати тысяч человек, но гражданская война, тридцать третий год и последующие годы резко изменили и состав, и количество.

За станицей закреплено около 40 тысяч гектаров земли, большая часть которой плодородный кубанский чернозем. Основное занятие новощербиновцев было есть и будет земледелие и скотоводство.

Каждый из нас рано или поздно задает себе вопрос: - А, как и когда возник тот населенный пункт, в, котором я живу? Кто здесь жил? Что делал?

Земли Приазовья были отвоеваны Россией у Османской империи в результате успешных действий армии под руководством Александра Суворова в конце 18 века. Татарское население, проживавшее в этой местности, ушло в Крым или Турцию, ногайские племена были, после неудачных переговоров о сотрудничестве, переселены в Оренбургские степи, Громадный край вплоть до реки Кубани оказался незаселенным.

30 июня 1792 года Екатерина II подарила Жалованную Грамоту Черноморскому казачьему войску. В Жалованной Грамоте Черноморскому казачьему войску, состоящему из потомков и оставшимся в живых казаков Запорожской Сечи, на вечное владение передавалась кубанская земля, ограниченная рекой Кубанью и Азовским морем, а с востока линией от устья Лабы до Ейского городка. Её Величество одним махом решила четыре стратегических задачи.

1) С этого момента Черноморское казачье войско преданно, добросовестно и добровольно несло бремя охраны части южной границы Российской империи.

2) Казачество принимало активное участие в колонизации, завоеванных Россией, земель.

3) Было положено начало создания верного союзника царскому трону.

4) Грамота положила начало ликвидации самой возможности возрождения независимой, вольной, своенравной и беспокойной Запорожской Сечи.

Колонизация Кубани происходила с потом и кровью, с болезнями и страданиями. Обжить новый пустынный край было ох как не просто. Но начало той Кубани, которую мы знаем, положили своим трудом и своими жизнями малорусские казаки. По жребию Щербиновскому куреню досталась громадная площадь земли, освоить, которую, живя в селении и неся кордонную повинность, было очень сложно. Проще всего при таком наличии земли было заниматься скотоводством. Наверное, поэтому часть казаков старалась, не смотря на противодействие со стороны Войсковой канцелярии, создавать хутора. Множество хуторов образовалось вокруг Щербиновского куренного поселения, часть из которых находилась вблизи реки Ясени. В Щербиновском музее есть билет, выданный черноморскому казаку Матвею Ломаке от 10 октября 1815 г. По этому Билету Восковая канцелярия разрешает ему создать хутор на реке Ясени. Этот билет и общественная память жителей двух станиц доказательство выше высказанных утверждений.

В 1820 г возник вопрос о дополнительном, втором, заселении Черномории. Земель в области было много, населения мало. К этому времени казаки хорошо освоили военную службу, но не могли при постоянных отлучках для несения кордонной службы, серьезно заниматься скотоводством, земледелием, рыбным и другими промыслами. Казачьи семьи были бедны. Поселения были небольшими, состоящими из землянок, примитивных турлучных или саманных небольших домиков и небольших пристроек для ведения домашнего хозяйства. Войску приходилось на свои нужды закупать даже хлеб. И это при наличии необозримой степи с плодородным черноземом.

Чтобы устранить эти недостатки, было принято решение увеличить население области на 25 тысяч человек. Переселить планировали малороссийских казаков Полтавской и Черниговской губерний. Журнальным постановлением от 6 мая 1921 г Войсковая канцелярия решила расселить часть нового пополнения в старых селениях, а часть - в новых, специально созданных для этой цели пунктах. Один из таких пунктов должен был находиться на реке Ясени. Пункт приема переселенцев назвали Ясенским селением. Название было условным, неофициальным. Для обустройства этого пункта была выделена группа казаков из Щербиновского куренного селения. На выбранном месте были вырыты землянки для первоначального размещения переселенцев.

Старожилы утверждают, что место было выбрано неудачно. Зимой выпало много снега, который быстро растаял. Часть землянок затопило талой водой. В срочном порядке пришлось менять место расположения пункта. В результате пункт приема был плохо подготовлен к приему первой партии переселенцев.

Владимир Мудрак запомнил красивую легенду о происхождении нашей станицы и, скорей всего очень близкую к истине, которую ему рассказывали старики, коренные жители станицы Старощербиновской. Вот она. «Первая партия была сформирована в 1823 году из наших, щербиновских. Атаманом у них должен быть Степка Самойлик. Красавец и песняр! Назначили его атаманом несуществующей станицы "сверху". И стал он гуртовать новых жителей из Старощербиновской. Старощербиновцы, ты же знаешь, все поголовно философы, долго думали, дымя люльками. Мол, не мельтеши перед нами с твоими приказами и деньгами (на поселение на семью 100 рублей давали, деньги в то время огромные). Паняй по дворам, хлопцев да девок выбирай, нехай они переселяются, им легче привыкнуть. Отберешь девок и хлопцев, построишь парами по росту и гони всех до церкви, хай батюшка их повенчает по твоему великому приказу. Что там 40 пар - работы не богато. Так и сделали. Но Стёпка, лыха годына, нарушил Божье равновесие. Ходил по хатам и выбирал самых красивых и голосистых хлопцев и девок. Повенчали их и повезли под слезы на новоселье за 12 верст от Щербиновки. Эко диво! Но эти первые пары расплодились в такой прогрессии и дали такую породу - всей Кубани и Дону на диво, что даже новые переселенцы с Украины не смогли перебить такую человечью красоту. За новощербиновскими невестами толпами ехали женихи с Дона и Терека, а с Кубани - тем более! А хлопцев брали только в гвардейские полки и дивизионы. В личном конвое Его Императорского Величества с 1811 до 1917 гг. 100 человек служить удостоились».

Согласно сведениям, полученным из Краснодарского архива, первая партия переселенцев из Конотопского повета состоящая из 42 семей во главе со старейшиной Яковом Синеволом прибыла в пункт на реке Ясени 16 мая 1822 г. Отсюда следует, что Ясенский пункт был создан несколько раньше, скорее всего, в октябре 1821 года. Где конкретно находился этот пункт сейчас установить трудно. На карте «Земли Войска Черноморскаго» выполненной в 1846 году на реке Ясени расположены только два населенных пункта: Ясенская и Ново-Щербиновская, причем Ясенская помечена особым знаком, это скорей всего почтовая станция, таких станций было несколько на почтовом тракте к Екатеринодару (Старо-Щербиновская, Ясенская, Албашинская, Челбаская, Прощальная, Бейсуиная, Кирпилевская, Констаниновская, Понурская, Екатиринодарская). Находилась почтовая станция Ясенская в районе, где ныне располагается хутор Ясенский. Река на карте изображена схематически, тем не менее, однозначно можно утверждать, что в журнальном постановлении Войсковой канцелярии речь шла о населенном пункте, который в последствии получил название Новощербиновская.

По мнению Виктора Павловича Игнатенко «поначалу станица обосновалась по левому берегу реки Ясени, где ныне находится третья молочная ферма СПК им. Калинина. В доказательство тому - обнаруженное совершенно случайно небольшое кладбище на близлежащем кургане, который считался сторожевым. Но, видимо, чем-то не устроило наших далеких предков это место проживания. На первый взгляд, место кажется очень удобным: в излучине реки, в затишке, рядом плавни с густыми зарослями камыша и рогоза (готовый строительный материал для хозяйственных построек и отопления зимой), вода близко, огородничеством можно заниматься, ловить рыбу, стрелять дичь. Правда, склон крутой и подтапливается вешними водами, простора мало - кругом одни балки, плавни, сырость и комарье. В этом смысле наши предки были неглупыми людьми, место оказалось бесперспективным и непригодным для вечного поселения. Оставался один путь - на запад, вдаль южного берега реки Ясени. Почти на три версты одной улицей и потянулось селение».

В последствии жители станицы перебрались на правый берег реки Ясени. В реке, также как и в большинстве колодцев, вода жесткая, мало пригодная для питья и приготовления пищи. Колодцев с водой пригодной для питья было мало, и располагались они, ни где попало. Нужно было везение, а может быть искусство, чтобы угадать расположение колодца с «хорошей» водой. На правом берегу реки, такие колодцы располагались более семисот метров от берега. Возможно, по этой причине станица перебралась на правый берег реки.

Переселение шло до 1825 г. В 1926 г. переселения уже не было, были ликвидированы переселенческие дела и переселенческий комитет. Нужно отметить, что время перемещения населения было выбрано неудачно. 1819 – 1821 годы были неурожайными. Вдобавок к этому в 1821 г «в Черноморию налетела в несметном количестве саранча, и истребила не только хлеб, но и травы» Возникли проблемы с обеспечением продовольствием старого населения, не говоря об прибывших переселенцах. Среди них начался голод, появились больные, многие умирали от недоедания. Плохо было организовано переселение на местах в Полтавской и Черниговской губерниях. Так же плохо велись передвижения переселенцев. Переселенцы «находились в ужаснейшей бедности». Генерал Ермолов, командир отдельного Кубанского корпуса, был вынужден обратиться с воззванием к старым жителям Черномории и открыть подписку в пользу бедствующих переселенцев. «К концу декабря 1821 г собрано было 10 тысяч рублей ассигнациями, 64 четверти хлеба, 317 голов скота, 16 лошадей и 1044 овцы» По мнению Щербины в пути во время переселения умирало боле тысячи человек в год, а в Черномории до четырех тысяч в год. Связи с этим Генерал Власов «распорядился, чтобы переселенцы, обзаведшиеся хозяйством, назначались на одну внутреннюю службу и не в коем случае на кордонную службу и в отряды для военных действий». Расселение вновь прибывшего населения длилось до 1828 года.

9 июня 1827 г Войсковая канцелярия принимает решение Ясенское куренное селение называть Ново-Щербиновским. Где-то в 70-х годах двадцатого столетия названия станиц содержащих приставки «Ново» и «Старо» стали писать слитно, не выделяя с прописной буквы основное название. 1 июля 1842 г куренное селение Ново-Щербиновское, так же как и другие селения, был «преобразовано» в станицу. Вот так на карте Кубани появилась станица Новощербиновская.

Длительное время, вплоть до 1831 года, гражданские обряды рождения, смерти, бракосочетания производились в щербиновской церкви.

В первые годы заселения новых земель основным занятием населения было скотоводство, земледелие и воинская служба. Черноморцы, переселяясь на новые земли, шли сюда со скудными материальными средствами и минимальными продовольственными запасами. Новый край был богат естественными богатствами и условиями для развития хозяйств. Но в силу скудности материальных ресурсов прибывшего населения им пришлось начинать с занятия скотоводством. Скотоводство в дальнейшем длительное время оставалось основным занятием казаков. Казаки занимались разведение и выращивание крупного рогатого скота, овец, и лошадей, причем использовались естественные пастбища богатые разнотравьем. Большую часть года весь скот находился на подножном корму, а лошади доставали корм даже зимой из-под снега. Содержание скота при такой форме ведения хозяйства позволяло обходиться минимальным количеством рабочих рук, в основном нужны были люди для надзора за животными. Содержать такое количество скота можно было на хуторах, в станицах это было очень сложно. Земледелие в те времена было развито слабо, в силу того, что требовались большие материальные затраты на приобретение необходимого инвентаря и большое количество рабочих рук для обработки земли, ухода за посевами и уборкой и хранением урожая.

Второе место в занятиях населения занимало садоводство. Большие сады, как правило, находились на хуторах. Остатки садов Макаренко, Диденко, Дыка просуществовали вплоть до пятидесятых годов 20-го столетия.

Ремеслом казаки практически не занимались. Каменщики, кузнецы, столяры, сапожники, кузнецы были большей частью пришлые люди, казакам заниматься этими ремеслами было некогда из-за постоянного пребывания на воинской службе. Более распространенными среди населения были обрабатывающие ремесла. У казаков было много водяных и ветряных мельниц. В начале 20 года в станице были построены две, так называемые паровые мельницы, одна из которых после нескольких реконструкций существует и поныне. В станице была и своя маслобойня.

Казачье хозяйство вообще было натуральным, покупных вещей было очень мало. К слову сказать, таким оно оставалось вплоть до пятидесятых годов 20-го столетия. Торговля в станицах, особенно в первые годы освоения новых земель, в период благоустройства своих подворий, была развита слабо, было мало лавок, большая часть из них принадлежала пришлому люду, торговый оборот у лавочников был невелик. Торговали в основном вино - водочной продукций, бакалеей, железоскобяными товарами. Мелочью торговали коробейники. Более ценные товары казаки приобретали на ярмарке, туда же везли муку, масло, скот, продукты скотоводства. Соль и рыбу приобретали на ярмарках или у чумаков. В «Кубанском календаре» за 1916 г помещен список ярмарок, время и место ее проведения и ее название. В Новощербиновской ярмарка проводилась с 15 по 18 августа и называлась она Успенской.

В Черномории не было ни денежных, ни промышленных, ни торговых кризисов. Главные беды - это стихийные: неурожай, саранча, бури, мор от эпидемий различных болезней, мор скота. При холере семьи лишались не только дорогих и любимых людей, но и рабочих рук, при падеже скота, основного своего богатства.

В 1902 году население станицы достигло 9 тыс. человек общественной земли было 33603 десятины, в том числе плавней 1362 десятины. Душевой надел, естественно уменьшился и уже составлял 11 десятин. Скотоводство стало, постепенно вытесняется землепашеством. По-прежнему преобладал ручной труд. Казаки на своих земельных наделах сеяли в основном озимую пшеницу, яровую пшеницу, ячмень, реже лен для масла. Сеять лен в было опасно, так как в случае жаркого лета он не давал хорошего урожая и посеявший его в больших количествах мог легко разориться.

В те времена у большинства казаков жилищных удобств было почти никаких. Зажиточные казаки, правда, уже строили кирпичные дома с деревянными полами и довольно большие прочные подвалы, зимой часть подвала заполняли льдом и таким образом создавались очень хорошие условия для хранения продуктов.

Почтовое отделение появилось в станице лишь в 1908 году. Первый его заведующий Семен Иосифович Григорович. Ближайший телеграф находился в станице Старощербиновской, а это 15 км пути, летом по сухой дороге требовалось около часа езды, а зимой или в непогоду и все три часа, это если верхом на лошади, а если волами, да с грузом, так и все пять часов.

В 1909 году в станице уже были фельдшер, врач, пять начальных школ и ссудо-сберегательное товарищество. Существенные изменения в станице произошли в начале 20 века. Революция в 1917 году изменила и форму собственности, и уклад жизни станичников. Произошло это не сразу и очень болезненно. Гражданская война разделила людей на два враждующих лагеря, которые не помирились до сих пор. Часть населения, наиболее предприимчивая и образованная выехала из станицы и ушла за рубеж, часть выселили во время раскулачивания, часть умерла в 21 и 33 годах во время голода. В какой-то мере часть населения восполнилась за счет переселенцев. Остальная часть усиленно приспосабливалась к новой власти и новым порядкам.

Ставка большевиков на электрификацию, коллективизацию и механизацию в сельском хозяйстве привела к тому, что интенсивно начало развиваться земледелие и Кубань стала житницей России.

Первоначально в станице образовывались товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы). Затем в 1928 году был образован первый в станице колхоз и назвали его «Гигант». Так как для ТОЗов, а затем для колхоза в первую очередь предоставляли трактора для обработки земли, то эти объединения получили больший урожай, и пай у членов этих объединений оказался большим, чем у единоличников, люди, не сразу, стали вступать в коллективные хозяйства. Колхоз «Гигант» просуществовал, если не ошибаются старожилы до 1934 года, его председателем был Глухов, вместо одного колхоза создали восемь. Вот список колхозов и примерное их расположение:

Первый колхоз. Назывался этот колхоз «Вперед», правление колхоза находилось на углу улиц Кубанской и Советов, впоследствии здесь располагалось правление колхоза им Димитрова. Председателями были сначала женщина Шевченко, а затем Василий Рощупко.

Второй колхоз. Назывался этот колхоз «Путь к социализму», правление колхоза находилось там, где впоследствии построил себе дом Василий Гриппа (улице Калинина). Председателям этого колхоза был Палатко Василий Григорович.

Третий колхоз. Назывался он «Первое мая». Правление располагалось кирпичном доме построенном, пожалуй одни из самых богатых в станице казаков, Масько, там, где впоследствии находилось правление колхоза им. Калинина. Председатель – Лупонос Артем Платонович.

Четвертый колхоз. Назывался он колхоз им Романа Ефремова. Правление находилось на ул. Октябрьской, там, где в последствии построили баню, а сейчас на том месте находится дом, построенный в 90-х годах, Дорошенко. Председателем колхоза была Коща Мария Калиновна.

Пятый колхоз. Назывался он колхоз им Димитрова. Правление располагалось по ул. Кубанской на квартале находящемся между улицами. Первомайской и Кавалерийской. До войны председателем этого колхоза был Шевченко.

Шестой колхоз. Назывался он колхоз им. Семнадцатого партсъезда, правление находилось на углу улиц Дружбы и Телеграфной, там, где построил дом Грушев.

Седьмой колхоз. Назывался он колхоз им. Калинина, правление колхоза находилось в доме Попова по ул. Гоголя.

Восьмой колхоз. Назывался он колхоз им Опанасенко, председателем был Лупонос Павел Артемович, членами колхоза были переселенцы из Ставропольского края, села Дивное. Правление колхоза располагалось на ул. им. Калинина.

В 1950 г. из восьми колхозов сделали два: колхоз им. Димитрова и им. Калинина. Вскоре расформировали МТС и технику распределили между этими двумя колхозами. После того как натуроплату колхозникам, заменили зарплатой, уклад жизни станичников изменился полностью и окончательно.

Из рассказов старших на территории станицы во время Великой Отечественной войны крупных боев не было, оккупация длилась полгода с августа 1942 г по февраль 1943 г. Но не избежала станица ужасов войны, не говоря о тех похоронках, которые получила, почти половина семей живших в сороковых годах в станице. Не задолго до оккупации в Щербиновский район прибыла большая группа беженцев, их приняло местное население с пониманием и участием, предоставило жилье и оказывало посильную помощь нуждающимся. В результате прихода немцев под оккупацией оказались и местное население, и беженцы.

Точная дата ужасного события, произошедшего в станице во время оккупации, мне неизвестна, поэтому и пишу однажды... Однажды представители оккупационных войск приказали, чтобы беженцы собрались в центре станицы. Кстати, как утверждают старожилы, немцы имели точные сведения о количестве, о составе и роде занятий жителей станицы. Станица замерла, взрослые и дети, предчувствуя что-то недоброе, затаились в своих домах. Примерно 300 человек: старики, женщины, дети (детей было большинство) еврейской национальности, безропотно, обреченно выполнили этот приказ. Несчастных вывезли на телегах за приделы станицы (район бывшего кирпичного завода СПК "Димитрова"), построили вдоль вырытого рва, приказали раздеться и «каждому беженцу помазали чем-то под носом», сопротивляющихся пристреливали. Беженцы начали падать на землю, либо от бессилия и страха, либо умирая. Трупы и тела упавших людей были сброшены в ров и засыпаны землей. Земля на месте захоронения, как утверждают очевидцы, шевелилась, были слышны стоны.

Ров засыпали. Немцы ушли. Кто эти захороненные, где их родственники, откуда они родом. За что их казнили. Казнь ли это была, жесточайший ли эксперимент или расовая чистка.… Сейчас, наверное, никто и не помнит, где находится место захоронения. Даже крест не стоит на могиле несчастных. В городе Ейске в период оккупации находилась зондеркоманда СС 10Б, это она 9-10 октября 1942 г лишила жизни 214 детей из детского дома, почему-то не эвакуированного руководством города. После освобождения Ейска специально созданная для этой цели комиссия произвела обследование захоронения детей и в акте, как утверждает Клементьев Г.В., записала, что дети не имели заметных огнестрельных и иных телесных повреждений, и поэтому был сделан вывод, что, они были погребены живыми. Сравнивая эти два факта можно предположить, что и в станице Новощербиновской действовала зондеркоманда СС 10Б.

В пятидесятых годах жители станицы проживали в небольших саманных, крытых камышом, тщательно выбеленных известью, а от этого чистеньких, белых хатках, в большей частью, огороженных камышовой изгородью. Кирпичных домов было не много, около дюжины, все они были старыми, построенными до семнадцатого года, в них располагались правления двух колхозов, Сельский Совет, кинотеатр, дом культуры и магазины. Часть старых кирпичных домов станичники разобрали, возможно, из-за отсутствия средств для капитального ремонта, а может быть искали клад. Те оставшиеся старые здания позволяют утверждать, что построенные позже, даже в 2003 году, новые дома уступают им по качеству, архитектурному виду и используемым материалам.

С питьевой водой в станице всегда было плохо, не смотря на то, что почти в каждом дворе был свой колодец. К сожалению, вода в них была не вкусной, жесткой, совершено не пригодной для питья и приготовления пищи, исключение составляли несколько колодцев (мне известны только два из них), из которых ежедневно, почти каждый житель, брал воду для питья и приготовления пищи. В эти времена в любое время дня можно было увидеть на улицах станицы женщин или подростков, переносивших на коромыслах воду, это была привычная картина. Из своих колодцев станичники воду использовали для поливки огорода, для домашних животных и других домашних нужд. В 1953 году на улице Советов пробурили артезианскую скважину и построили водонапорную башню. Сеть водопроводов строили медленно, долго и безалаберно, к тому же проблемы с водой она не решила, хотя и в последствии построили еще четыре водонапорные башни и пробурили столько же артезианских скважин, местная вода содержала сероводород. Пить воду из этого водопровода занятие неприятнейшее, даже при наличии жажды. Станичники, далеко не все, а только те, кому позволяли средства, строили для сбора дождевой воды бассейны в виде колодца. В восьмидесятых годах станичный водопровод подключили к водоводу "Ленинградская - Ейск" и провели водопроводы практически по всем улицам. Качество воды намного улучшилось. С этого момента жители станицы начали проводить водопровод в свой двор, устанавливая водопроводный кран у себя во дворе. Проводить водопровод в дом начали значительно позже, начиная с девяностых годов, да и то только во вновь построенные кирпичные дома. Надобность в коромыслах исчезла и с этой поры в станице не встретишь человека с коромыслом несущего воду в ведрах.

Если старожилы, с которыми мне удалось поговорить на эту тему, не ошибаются, то электрификация станицы началась в 1928-1929 годах. В пятидесятых годах станица была электрифицирована примерно на четверть. Электроэнергию включали три раза в сутки каждый раз на два часа: утром, в обед и вечером. Сетевой радиоприемник, электроутюг, электроплитка были редкостью и признаком достатка в семье. В вечернее и ночное время комнаты освещались керосиновыми лампами. И хотя электричество в станице было, но существенно изменить быт и уклад жизни станичников оно еще не могло.

Можно утверждать, что радиофикация станицы началась в 1925 году, а в пятидесятых годах уже в большинстве домов стояли простейшие репродукторы, если не ошибаюсь, их называли «Рекордами». Это был довольно большой, хотя и примитивный прибор, имеющий форму круга. На станичной площади из громкоговорителя, установленного во дворе радиоузла, непрерывно с утра до вечера звучали радиопередачи.

Телефонная сеть в станице уже была, но телефонные аппараты были установлены в правлениях колхозов, стансовете, больнице, на почте и в школах. К домам проводить телефонные линии начали в середине пятидесятых годов, делалось это за счет жителя станицы, и далеко не каждому предоставлялась такая возможность. "Радисты"- люди работающие на радиоузле пользовались в сороковых - девяностых годах очень большим уважением, от них зависело, разрешат ли жителю за его счет и из его материала провести линию связи от АТС до его дома, или нет.

Основной транспорт, используемый в те годы в станице, был гужевой (лошади и волы). Примерно четверть населения имела велосипед, мотоциклов было мало, легковой автомобиль - экзотика. На всю станицу - три легковых автомобиля. В каждом колхозе было несколько грузовых автомобилей (полуторки, прадедушки современной «Газели»), их к концу пятидесятых годов заменили грузовиками марки ГАЗ 51. Трактора находились в бригадах и в станице появлялись весьма редко.

Основные источники информации: соседи, радио, кино, реже газеты и книги. В небольшом, на 250 мест, кинотеатре каждый вечер «крутили» кино. Детские сеансы демонстрировали один раз в неделю. Билет стоил 5 копеек. Очередь за билетами была просто огромной, во время сеанса кинотеатр забит детьми до отказа. Зрители не сумевшие занять кресло стояли в проходах, сидели или лежали на полу. Кассир кинотеатра дядя Коля Човган был местной знаменитостью, многие взрослые просили его оставить билетик на вечерний сеанс. В небольшом клубе вечерами иногда шли самодеятельные спектакли или концерты местных артистов-любителей, но их посещали только взрослые.

В шестидесятые годы началось планомерное асфальтирование пешеходных дорожек. Почти полностью электрифицировали станицу. Деревянные опоры линий передач заменили бетонными, увеличили количество подстанций. Провели линии электропередач к фермам и полевым станам, стали использовать электроэнергию для погрузки и разгрузки зерна, короче начался период механизации сельхоз работ. С момента электрификации полевых станов и ферм начинается меняться уклад жизни сельчан.

В станице появились первые черно - белые телевизоры. Ближайший телецентр находился в Ростове-на-Дону, а это где-то 90 километров, т.е. станица находилась вне зоны уверенного приема телепередач, поэтому приходилось сооружать довольно высокие громоздкие телевизионные антенны. Наиболее популярной среди населения была антенна "зигзаг", в силу простоты её изготовления и настройки. Станица потихоньку начала обрастать антеннами. Сооружали антенны жители самостоятельно, приглашая для консультации работников радиоузла или радиолюбителей. Изображение на экранах телевизоров зависела от прохождения радиоволн, и иногда было очень плохим.

В эти годы появились первые построенные станичниками кирпичные дома, пока это были единичные случаи. Большая часть станичников строила саманные дома. Технология постройки была простой. Ранней весной, как только наступали теплые сухие дни, застройщик собирал родственников, друзей, соседей для изготовления самана. На берегу реки вырывали круглую, диаметром в пять или шесть метров, яму с возвышением в центре, засыпали её землей, заливали водой и, добавляя солому, делали замес с помощью лошадей. На третьем этапе на ровной площадке несколько человек заполняли станок (30х40х12 см) замесом, тщательно его уплотняя. Нужно было изготовить примерно 1000 штук самана. Работа тяжелая, нудная и однообразна, но никто никогда не жаловался, более того каждый знал, в случае необходимости, пригласивший его застройщик обязательно придет к нему и выполнит такую же работу. В течение лета саман подсыхал, периодически его переворачивали. Дом ставили в течение несколько дней с небольшими перерывами. Перерывы были необходимы для усадки стен. Кладка стен заканчивалась укладкой «сволоков» (шестиметровых бревен для чердачного перекрытия), к которым привязывали в обязательном порядке новые вещи: полотенце, косынку или еще что-либо. Уложив «сволока» садились за стол с угощениями и самогонкой. За столом ели, пили и обязательно пели, как, правило, украинские песни, расходясь по домам, любой приглашенный мог взять привязанную к «сволоку» вещь себе. Незамедлительно следовало соорудить крышу, опасались дождей. Крыши крыли шифером, значительно реже кровельным железом. Далее делали глиняный с половой замес, кстати, было очень важно угадать соотношение глины и половы. Мазали стены дома внутри и снаружи. Для этой работы собирали большое количество людей, а для "наводки" углов приглашали женщину умеющую выполнять такого вида работы. Внутри дома стены мазали три раза с перерывами для просушки стен. Третья мазка осуществлялась уже другим раствором: глина, опилки, тщательно высушенный и протертый конский навоз. На последнем этапе стены белили известью или белой глиной. Для установки печей, изготовления полов и устройства электропроводки приглашали специалистов, остальные работы застройщик вместе с домочадцами производил самостоятельно.

До 1969 года, друг против друга на берегах реки Ясени дружно поживали станица и хутор: Новощербиновская и Заречье. Хутор Заречье представлял собой длинную улицу, расположенную на левом берегу реки, здесь была своя начальная малокомплектная школа, магазин и дом престарелых, но административно его считали улицей станицы. И никто не догадывался, что беззаботный юго-восточный ветер окажется палачом одной из них. Те февральские дни, дни безжалостной работы ветра, за рекой дни и ночи стоял чёрный "туман". Продолжалось это около двух недель. Когда же ветер поутих, ночью выпал пушистый снег, словно напоследок белым саваном накрыв следы трагедии. А на утро о былом хуторе напоминали лишь торчавшие из-под снега дымоходные трубы. Людей доставали через крыши, раскапывая грязно-белые насыпи из земли и снега. Но восстановить хутор так и не удалось. С тех пор прошло довольно много времени, но никто так и не рискнул пойти против воли ветра - среди густого камыша и сухой степной травы на противоположном берегу реки Ясени полноправно властвует коварный юго-восточный "герой". Черная буря почти полностью уничтожила посевы озимой пшеницы, большая часть полей была весной вспахана, а на оставленных полях получили урожай в пределах пяти – семи центнеров с гектара. 1969 год был неурожайным, но голода в станице не было.

В 1970 году наконец-то построили с твердым асфальтным покрытием дорогу, соединяющую станицы Старощербиновскую и Новощербиновскую. Были построены два административных здания: одно двухэтажное для правления колхоза им Димитрова, второе – одноэтажное для правления колхоза им. Калинина. В 1971 году (если мне не изменяет память) было пущено в эксплуатацию двухэтажное здание средней школы №10 со спортзалом, Чуть раньше колхоз им. Димитрова, рядом со своим правлением построил здание для клуба, здесь в вечернее время показывали кинофильмы. В 1979 г. Было принято в эксплуатацию трехэтажное здание средней школы №9, одно крыло этого здания представляет собой довольно просторный спортзал. Примерно в это же время на территории старого кладбища расположенного почти в центре станицы построили стадион. И хотя на этом кладбище к моменту постройки стадиона уже более 25 лет не производили захоронения, видеть на этом месте спортивное сооружение было неприятно, еще были живы люди родственники, которых были похоронены на этом кладбище.

Начиная с восьмидесятых годов, жители станицы начали в большинстве случаев строить кирпичные дома со всеми удобствами. Во вновь построенный дом вводили водопровод, проводили канализацию, устраивая во дворе септик, устанавливали ванну, мойку и унитаз. Каждый дом, естественно, электрифицировали, устанавливая в каждой комнате розетку, выключатель и патрон, а то и два для электролампочки.

В начале девяностых годов за средства колхозов установили новую квазиэлектронную АТС на 1500 номеров, по станице провели линии из асбестоцементных труб, в которых проложили многожильный телефонный кабель, Все, казалось бы, по уму. Но старые линии оставили, так как их провели в прежние времена, а проводили их, как попало, места было много. Желающий установить телефон в своем доме должен был самостоятельно проложить телефонный кабель от специальной точки, которая в некоторых случаях находилась на расстоянии более 300 м, за свой счет и уплатить приличную сумму за подключение. Для этой цели он покупал самостоятельно телефонный кабель у тех же связистов, нанимал трактор, который вырывал траншею, укладывал в нее кабель, засыпал траншею, а в доме устанавливал телефонные розетки. Благодаря активному участию населения, за короткий срок были установлены телефонные аппараты примерно  в 1400 домах, причем за короткий срок

Были покрыты асфальтом несколько улиц станицы. Все чаще жители станицы стали, приобретать легковые машины, мотоциклы с колясками. Практически в каждом доме появился цветной телевизор, После установки передающей телеантенны в станице Каневской новощербиновцы получили возможность смотреть несколько телевизионных каналов с превосходным качеством. Отпала необходимость сооружать высокие громоздкие антенны, вместо них появились небольшие компактные широкополосные антенны. Лес антенн исчез. Телевизор стал незаменимым атрибутом бытия станичников. Если телевизор ломался – это трагедия для семьи. Все члены семьи в таких случаях откладывают все дела и активно ищут способы восстановления работоспособности любимца. Семья приходила в нормальное состояние только тогда, когда на экране появлялись привычные герои любимых телепередач.

В конце девяностых – начале тысячелетия у небольшого числа станичников появились персональные компьютеры, некоторые из них подключились к сети Интернет. Скорость обмена данными составляла 9-12 Кбит/с. Линия связи была часто занятой и установить соединение с удаленным компьютером часто удавалось с большим трудом, но, тем не менее, доступ к глобальным сетям в станице был и им могли воспользоваться все желающие.

В 2000 году был создан социальный приют для детей и подростков. Назвали его «Светлячок». Первым директором приюта был А. А. Сапельников. Цель приюта — помощь детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации и социально опасном положении. Приют рассчитан на 15 детей в возрасте от трех до восемнадцати лет. Прекрасные спальные помещения, современная мебель, живые цветы. Есть спортивный зал, музыкальная комната, комната отдыха с телевизором. Здание приюта ухоженное, везде клумбы, дорожки посыпаны ракушечником. В распоряжении приюта легковой автомобиль. Коллектив соцприюта небольшой. Есть здесь психолог, социальный педагог, воспитатели, медицинские сестры, музыкальный руководитель. Часть детей учатся в новощербиновской школе № 9, а остальные, дошколята, познают азы знаний под руководством педагогов по индивидуальному плану. Помощь приюту оказывают СПК «Колхоз им. Калинина», администрация ст. Новощербиновской, фермерские хозяйства, предприниматели станицы. Питание пять раз в день, меню разнообразное. В дни летних каникул дети отдыхают в спортивно-оздоровительных лагерях. Есть в «Светлячке» шесть швейных машин и оверлог, на которых дети учатся шить, вышивать, штопать. Коллектив «Светлячка» заботится о детях, окружает их душевной теплотой и лаской.

В 2001 г провели газопровод высокого давления «Старощербиновская-Новощербиновская». Строили газопровод быстро и красиво. Газовики знают своё дело. Принимали «трубу» в эксплуатацию долго и нудно, полтора года. Почему так долго, нам, простым смертным это не известно. С 2003 г началось стихийное строительство сетей распределяющих уличных газопроводов в основном за средства населения. Продолжается оно до сих пор.

18 апреля 2004 года в 13 - 00 ч. В с В станице Новощербиновской был торжественно освящен и открыт памятный знак в память о погибших во время голодомора и репрессий в 1932 - 1933 годах. Церемония открытия и освящения памятника произошла в присутствии не большой (около 300 человек) группы станичников и гостей из станицы Старощербиновской. Ритуал освящения памятного знака провел священник местной церкви отец Николай. Идея создания памятного знака погибшим в 1933 году возникла дано еще в начале движения по возрождению казачества в районе, основным сторонником этой идеи был Игнатенко Виктор Павлович. Реально воплотил эту идею в жизнь председатель СПК "Калинина" Гришко Виктор Николаевич. Эскиз памятного знака составил Мудрак Владимир Михайлович. Изготовил и установил памятный знак мастер из г. Ейска. Определил место установки знака и дал разрешение на его установку, с согласия администрации района и других весьма важных лиц, глава администрации сельского округа Скрипка Анатолий Степанович. Подготовили место для памятного знака на субботнике школьники двух местных школ, работники администрации станицы и некоторые члены сельскохозяйственного производственного кооператива им Калинина. Место для памятного знака выделили на старом, закрытом кладбище, где в 1979 году был построен стадион. Кто финансировал все затраты на постройку памятного знака я не знаю.

_____________________________________

По рассказам очевидцев. В марте 1933 года, когда потеплело, в станицу прибыл начальник ГПУ Прудник. Походил по полупустой станице. В воздухе уже ощущался трупный запах. Посмотрел и уехал. На другой день в станице появилась большая группа моряков. Прудник объявил, кто предоставит арбу и волов и будет ими управлять, тому килограмм муки. По улице медленно двигалась арба, останавливаясь у каждого подворья. Моряки в рукавицах и спецкостюмах заходили во двор и осматривали его, обнаружив труп, грузили на арбу. Груженная, таким образом арба, отправлялась на кладбище, где группа моряков вырыла несколько траншей длиной в 15 метров. Прудник внимательно наблюдал за разгрузкой. Были случаи, когда в яму попадали еще живые люди, находящиеся в бессознательном состоянии. Их извлекали из ямы и отправляли на лечение.

С уважением Sedoj

Яндекс.Метрика

Sedoj 2000 - 2016 г.