станица Новощербиновская Краснодарского края
ГЛАВНАЯ О НАС ПОЧТА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Казаки ст. Новощеербиновской Ейского района - Лысенко и Соломаха

Прадед - Лысенко Алексей Исаакиевич, родился 18 марта 1894 года в ст. Новощербиновской. Его родители Исаак Максимович Лысенко и Ксения Иоанновна в девичестве Соломаха. Алексей Исаакиевич имел Георгиевский крест 4 степени за подвиги в Эрзинджанской операции за время с 25 июня по 22 июля 1916 года. Во время 1 Мировой- Второй Армии приказчик. С русско-турецкой прадед Алексей вернулся живым, но потерявшим зрение. В результате ранения он лишился глаза.

Пришло время жениться. И 28 января 1918 года избранницей прадеда стала Анна Стефановна Алещенко, крестьянка Черниговской губернии Сосницкого уезда села Баба. Дружно жила их семья. И как положено ровно через 9 месяцев в октябре 1918 родился первенец - дедушка - Андрей. Разве могли они тогда предположить, что он будет их единственных ребенком….

На пороге стоял 1930. О жизни моих предков в те годы я могу судить только по сухим строчкам архивных справок… «Лысенко Алексей Исаакович 1894 г.р., уроженец ст. Новощербиновской Ейского района Краснодарского края расстрелян 11.02.1930. Реабилитирован прокуратурой Краснодарского края. Мера наказания к семье- выслать в Северный край на 5 лет.» Первая мысль «за что?». За инакомыслие. Спустя столько лет у нас есть возможность узнать все из первых уст- из протокола допроса. Забегая вперед скажу , что каждый, кто имеет в роду репрессированных родных при наличии документов подтверждающих родство имеет эту возможность.

 За какие же мысли дважды прадед моих детей лишился жизни? Вот дословно: «В конце 1915 года я был призван на военную службу в Кубанский 20 батальон, был рядовым в сотне, батальон находился на турецком фронте, в 1916 году я получил ранение и 11 месяцев находился на излечении в госпитале, после лечения получил бессрочный отпуск, как к военной службе не годный и уехал домой в станицу, где жил до прихода белых. При приходе отряда Покровского, моего тестя Алещенко Стефана Матвеевича по приговору Военно-Полевого суда ночью повесили. После этого случая меня послали служить в Уманскую караульную сотню. В сотне я служил рядовым и нес только лишь караульную службу, нес охранную службу при арестном помещении, где содержали дезертиров. Во время отступления белых я ушел к себе домой в станицу, где был до прихода Красной армии. В Красной армии не служил, а занимался хлебопашеством вместе с отцом, который имел 18 десятин надела, до 4-х лошадей и одну корову.

При царизме налоги мы, казаки не платили, хлебозаготовки не было, каждый хозяин свой хлеб продавал сколько хотел, куда хотел и в какое время года, когда ему было выгодно, тогда и продавал. А в настоящее время при советской власти, если не уплатит налог и в это время повез на базар продавать хлеб, то за это отдают под суд, мало этого – у него отсуживают хозяйство, все забирают и продают. В старое время при царе казачество не имело ни налогов, ни хлебозаготовок, а теперь с приходом Советской власти была установлена уплата налогов, устроен план хлебозаготовки что конечно и бесспорно вызывает недовольство среди зажиточных хозяйств, а особенно кулаков.

Проведение колхозного строительства среди казачества зажиточного находит отрицательность, так как раньше мы казаки имели каждый свое отдельное хозяйство и каждый развивал экономически таковое, то есть был заинтересован чтобы его хозяйство было богаче, крупней, а при проведении ими организации колхозов мы знаем, что нам придется работать всем сообща, где все будут с одинаковыми правами, как мол зажиточный и батрак, который вступит в колхоз. Что нам казаком совершенно не нравится, так как рассуждая что один в прошлом имел свое хорошее хозяйство и он работал и у него батраком, а теперь в колхозе будут все одинаковые.

 Проводимое Сов.властью землеустройство как таковое нам казакам не нравится, потому что нарезают землю неудобные и в отдаленности, примерно с момента организации у нас в станице Машино-тракторной станции все кулаки и зажиточные получили землю в 1-ом оптимальном участке верст за 10 от станицы. И еще то обстоятельство что хозяйства имевшие хутора на своем наделе при землеустройстве таковые ломают. Теперь при советской власти заставляют проводить обязательно агрономию, требуют чтобы зерно обязательно протравлялось, а если кто не протравляет, того штрафуют. Такие факты были в прошлом году, может есть и сейчас, но я не знаю.

По этому идет среди казачества разговор: «Нас учат и заставляют сеять и работать как указывает власть, а что, разве мы сами этого не знаем, что нужно и как делать»Все такие новинки власти советской в сельском хозяйстве мы обсуждали в кучках где только соберутся граждане. Особенно в базарные дни где бывают группы от 15-20 человек и ведут разговоры что нам Советская власть навязывает землеустройство, проводят над нами хлебозаготовку одним словом обсуждали все проводимое властью в станице и возражали в кругу против проведения их в жизнь, т.к. это нам, казакам не по душе как говорится. Написано с моих слов и мною прочитано, в чем расписываюсь.»

Далее приложено постановление о взятии под стражу в Ейисправдом (Донской прокурор поставлен в известность) в связи с тем, что "обвиняемый своим пребыванием на свободе может уклониться от следствия и ответственности".

Из обвинительного заключения ОГПУ: по следственному делу «Об антисоветской группировке, действовавшей в ст.Новощербиновской Ейского района Донского округа в период 1929 года» его обвинили в антисоветской агитации и участии в антисоветской группировке с целью срыва всех проводимых мероприятий в станице Сов.властью.

Что тут добавить… В выписке из протокола возле приговора "Расстрелять", отпечатанного на машинке от руки дописано "К черту"... Прадеду мужа было не полных 35 (как мужу сейчас), а единственному его сыну- 10 лет ( нашему идет 10 год), жена его стала вдовой в 30 лет...

Да, он был реабилитирован. 26 марта 1990 года Прокурор Краснодарского края Рыбников Б.И. вынес заключение о том, что Алексей Исакович попадает под действие ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16.01.1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессии, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов» и не виновен в преступлениях вменяемых ему по ст.58 п.11 с карательными санкциями 58 п.2, 58 п.10 УК.

Ему вернули честное имя спустя столько лет. А кто вернет счастливую и спокойную жизнь его семье? Ведь в ту же ночь (в ночь ареста) его жена Анна Стефановна схватив сына и те немногие ценности что остались в доме после ареста тайком бежала в Дагестан. Здесь прожила всю жизнь и скрывала прошлое своей семьи- жила с опаской и оглядкой. Благо времена были такие, что это было возможно. Случись такая беда сегодня - вряд ли они не оказались бы в «Северном краю».

А кто вернет потомкам возможность поклониться праху пращуров? Ведь ни один архив не сохранил данные о месте захоронения расстрелянных.

Судьба прадеда Андрея (сына расстрелянного) сложилась счастливо, если исключить детство без отца, вечный страх что найдут и накажут. А это уже не мало…

В его учетной карточке награжденного Орденом Трудового Красного Знамени написано что родился в г.Хасавюрт. В его анкете кандидата вступающего в члены КПСС в графе о родителях «Мать-домохозяйка, отец- умер в 1929 году» . В автобиографии он также пишет что отец умер в 1929 году и тогда мать переехала с ним к сестре в Хасавюрт. То есть факт расстрела был скрыт, а иначе какая судьба ждала бы Анну Стефановну с сыном Андреем.

После окончания 6 классов дедушка Андрей Алексеевич Лысенко поступил в Грознинскую школу ФЗУ, которую окончил в 1935 году и был направлен на работу в Дербент в паравозное депо в качестве слесаря арматурщика. После годичной работы был направлен на учебу в медицинский рабфак в г.Буйнакск. С третьего курса рабфака был призван в Советскую Армию, после тяжелого ранения был освобожден от воинской обязанности. В 1940 году окончил педагогический рабфак в Махачкале. В 1945 году поступил в Дагестанский сельхозинститут. После его окончалия и до конца своих дней работал главным агрономом в г.Хасавюрте.

Имел две почетные грамоты Верховного Совета ДАССР, звание заслуженного агронома, Орден Трудового Красного Знамени (получил в 1973 году). Кроме того он был персональный пенсионер республиканского значения. В рекомендациях его коллег на вступление в партию говорится: «дисциплинированный, хороший организатор, трудится честно и добросовестно».

Что касается повещенного казака - уроженца Черниговской губернии - Алещенко Стефана Матвеевича, то обстоятельства его смерти и инкриминируемые деяния нам еще не известны. Его приговор пока не найден в архивах. Единственное что достоверно известно из Кубанского адрес-календаря 1916 года- владел бакалейно-мелочной торговой лавкой с годовым оборотом 300 рублей (данное издание хранится в КУНБ им.А.С.Пушкина г. Краснодар).

Такие это были люди - честные, трудолюбивые. добросовестные, отдающие себя своему призванию до конца. Истинные казаки не способные на предательство. В моем повествовании сплошные многоточия. Точку ставить рано. Да и будет ли поставлена точка?

Ольга Старокожева

Яндекс.Метрика

Sedoj 2000 - 2016 г.