станица Новощербиновская Краснодарского края
ГЛАВНАЯ О НАС ПОЧТА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ПОДПИСАТЬСЯ НА РАССЫЛКУ

Лубянецкий Иван Федосеевич

Эта фамилия известна каждому жителю ст. Новощербиновской (памятник этому человеку стоит перед зданием школы №9, в честь него названа улица, на другой (параллельной) до сих пор стоит дом, в котором проживала его семья ). Но не многие знают, что это был за человек, за какие заслуги память о нём хранится до сих пор. В школьной библиотеке средней школы №9 можно найти папку с надписью "История нашей станицы". А в ней пожелтевшую тетрадь: воспоминания жены И.Ф. Лубянецкого…

Воспоминания жены И.Ф. Лубянецкого

Родился Иван Федосеевич Лубянецкий на Ставропольщине. Детство было нелегким. В школе учился два года, затем её пришлось оставить. Когда его семья переселилась в ст. Новощербиновскую, он был уже почти взрослым. Понимал: надо учиться. В школе был пятый класс переростков. Он поступил в него. Был прилежным учеником. Отличительной его чертой было чувство верности дружбе. Его уважали, старались быть поближе к нему. Комсомольцы школы избрали его комсоргом.

После окончания школы Иван решил посвятить себя службе в армии. Вручая ему путевку в Ульяновское танковое училище, секретарь райкома комсомола сказал: "Помни, Иван, комсомол посылает тебя на самое ответственное дело - защиту социалистической Родины. Будь достоин этого доверия!". И он с жаром взялся за учебу и вскоре показал себя не только как отличник учебы, но и как решительный, ловкий и сильный спортсмен. Когда курсанты совершали лыжный пробег в честь годовщины Советской Армии по маршруту Ульяновск-Куйбышев, будущий офицер пришел одним из первых.

Училище Иван Федосеевич закончил в тот момент, когда в республиканской Испании пылал пожар войны. Лейтенант Лубянецкий подал рапорт на имя начальника училища: "Прошу направить меня сражаться в интернациональную бригаду за свободу испанского народа. Я - комсомолец, и мое место в передовых рядах борцов за свободу. Обещаю беспощадно бить фашистских интервентов и не посрамить имени родного училища".

Но военная судьба распорядилась иначе. Лубянецкий был направлен на Дальний Восток. Там, в боях с японскими самураями у озера Хасан, молодой офицер-танкист получил первое боевое крещение.

Страшная весть о вероломном нападении фашистской Германии на нашу страну зазастала нас в г. Риге, где служил Иван Федосеевич. С первых дней войны он оказался на передовой линии фронта. Меня с сыном он просил добраться в Новощербиновскую к его родным.

В письме за 8 июля 1941 года он писал: "Дорогая Лида! Здорова ли ты, здоров ли сын? Мысли о вас захватывают меня каждую минуту и особенно в минуты опасности. Как дорога мне ваша жизнь, как дорога мне ты...".

Через несколько месяцев его отозвали в Москву в академию им. Сталина. А когда немцы подступали к Москве, ее эвакуировали в г. Ташкент. Занимались слушатели с раннего утра до поздней ночи. Учиться было нелегко. Программу необходимо было пройти в кратчайшие сроки.

Наша встреча с мужем в Ташкенте была последней. Письма с фронта он мне писал при каждой возможности.

Матери позвонили из военкомата - пришла похоронка. Долго плакала по ночам в подушку мать, отодвигая на дальше от меня беду, которая нависла над домом. Но... Пришло письмо от фронтовых друзей. Вот что они писали: "Мы знали тов. Лубянецкого как стойкого, волевого, храброго и мужественного командира-танкиста, чья беззаветная преданность Родине и личная храбрость не раз решали исход тяжелых боев. Умелый, отважный командир, личным примером воодушевлявший нас на боевые подвиги, он был образцом советского командира-воина, примером в боях по уничтожению немецких захватчиков, посягнувших на нашу священную землю".

Писали о том, какие были горячие бои. В короткие минуты передышки командир танкового батальона собирал вокруг себя водителей и в считанные минуты коротко и ясно объяснял сложившееся положение. Ставил задачу на очередной бой. Воины беспрекословно выполняли все приказания своего командира. Каждый солдат чувствовал в нем частицу себя - так он мог находить подход к сердцам своих подчиненных. "Мы горды тем, что воевали вместе с дорогим тов. Лубянецким. Мы клянемся, немцы еще не раз узнают силу мощных ударов Красной Армии. Они будут уничтожены. Мы отомстим за смерть славного командира. Смерть немецким оккупантам!.

 Дальше идут подписи: "Командир части 06675 Мельников, зам. командира по политчасти Корякин, подписи 16 командиров.

2 октября 1984 года

Краткое изложение подвига и заслуг.

Командуя 322 танковым батальоном 115 танковой бригады в боях против немецко-итальянских захватчиков с 16 по 23 декабря 1942 г. на ЮЗФ, тов. Лубянецкий И.Ф. проявил геройство, умение хорошо руководить батальоном в бою.

    В боях за деревни Поддубновка, Цапково, Ивановка и Первомайское тов. Лубянецкий умело организовал взаимодействие с 388 с.п. и 514 с.п., 172 с.д.

322 танковый батальон неоднократно помогал стрелковым частям продвигаться вперед, уничтожая при этом огневые средства и живую силу противника.

322 танковый батальон за 7 дней уничтожил 35 танков, около 90 орудий разных калибров, около 200 пулеметных огневых точек, истребил до 1000 и захватил в плен до 800 солдат и офицеров противника.

Во время атаки высоты "201" 23 декабря 1942 г. танк командира батальона был подбит и загорелся. Тов. Лубянецкий получил ранение, однако, выскочив из горящего танка, вступил в неравный бой с окружившими его немецкими автоматчиками и сумел из личного оружия уничтожить 10 гитлеровцев, погибнув при этом геройской смертью...

Председатель Президиума Верховного Совета СССР написал: "Посылаю Вам Грамоту о присвоении звания Героя Советского Союза Вашему мужу для хранения как память о муже-герое, подвиг которого никогда не забудется нашим народом"

 

Яндекс.Метрика

Sedoj 2000 - 2017 г.